Ads 468x60px

vineri, 5 octombrie 2012

«Информация о наших грантах вызывает любопытство и удивление»

О грантах Европейского исследовательского совета (ERC), на которые Евросоюз выделяет 13 млрд евро, после своего визита в Россию в интервью «Газете.Ru» рассказал генеральный секретарь ERC Дональд Дингвелл, профессор экспериментальной вулканологии.


– Что вы думаете о современном уровне российской науки?

– Я предпочитаю отвечать на такие вопросы, исходя из собственного опыта. А мой собственный опыт говорит о хорошем уровне российской науки. За годы моей работы у меня было порядка шести соавторов из России, а в моей группе в Германии работали два постдока из России, Николай Багдасаров и Михаил Алидибиров. Эти двое были, во-первых, пожалуй, самыми лучшими физиками, которые когда либо работали в моей группе, а во-вторых, мы вместе опубликовали очень важные научные работы. Так что у меня положительный опыт сотрудничества с российскими учеными.

– Сейчас, помимо вашей научной работы, вы также являетесь генеральным секретарем Европейского исследовательского совета (ERC). В России вы рассказывали о грантах этой организации. Могут ли российские ученые подавать заявки на эти гранты, ведь Россия не является членом Европейской Союза, который основал ERC?

– В конкурсах, которые проводит ERC, могут участвовать ученые со всего мира, в том числе и из России. При этом им не обязательно все время работать на территории ЕС или страны, ассоциированного члена Седьмой Рамочной программы по науке и технологическому развитию (туда входят Албания, Босния и Герцеговина, Хорватия, Фарерские острова, Бывшая Югославская Республика Македония, Исландия, Израиль, Лихтенштейн, Республика Молдова, Республика Черногория, Норвегия, Сербия, Швейцария, Турция – примечание «Газеты.Ru»).

Половину времени своего исследования они могут провести на родине.

Руководитель проекта, получивший грант, также может набрать в свою команду сотрудников, основным местом работы которых является учреждение, расположенное не в стране ЕС.

– С момента учреждения Совета было проведено несколько конкурсов на получение гранта. Можете рассказать об этих конкурсах? Как много денег было выделено на эти гранты?

– За пять лет существования ERC было выдано в общей сложности почти три тысячи грантов на сумму 5 миллиардов евро. Изначально существовали три основные программы грантов. Первая – это гранты для поддержки молодых ученых, которые находятся в начале своей научной карьеры (ERC Starting Grants). Вторая программа предназначена для уже состоявшихся исследователей (ERC Consolidator Grants). Третья программа – для ведущих известных ученых (ERC Advanced Grants). С 2011 года у ERC появились две дополнительные программы финансирования. Одна программа была учреждена для поддержки нескольких небольших групп, работающих над одной и той же темой (ERC Synergy Grants). Другая предназначена только для обладателей грантов ERC и ставит своей целью определение инновационного потенциала идей, которые появились в результате работы по исследовательскому проекту ERC. Размер одного гранта по трем основным программам составляет от двух до 3,5 миллионов евро.

Менее года назад специальная экспертная группа провела оценку эффективности программ ERC и пришла к выводу, что эти программы очень успешны. В конце прошлого года было принято решение существенно увеличить бюджет ERC на период с 2014 по 2020 год с 7,5 до 13 млрд евро.

– Как много ученых из России уже приняло участие в конкурсах ERC?

– Мы получили около 300 заявок от учёных из России, из них успешными оказались 17. Есть возможность для роста. В России имеется широкий круг выдающихся ученых, которые еще не участвовали в программах ERC. Этого нельзя сказать о Европе: практически все крупные ученые либо подали заявки, либо приняли решение не участвовать.

Среди грантополучателей из России можно назвать Нобелевского лауреата физика Константина Новоселова и известного математика, лауреата Филдсовской премии Станислава Смирнова.

– В ходе визита в Россию вы посетили РАН, МГУ, были в Санкт-Петербурге и Новосибирске. Расскажите о ваших встречах с российскими учеными, где вы представляли грантовые программы Европейского исследовательского совета.

– У большинства российских ученых наша информация вызвала любопытство и удивление. Точно такую же реакцию мы видели в Африке, Азии, Америке. Сначала они не верят, и проходится говорить на протяжении минут 20-30, прежде чем начнет вырисовываться структура, и ученые поймут идею ERC и как это может им помочь. Я очень надеюсь, что среди тех, кто был на наших презентациях, и научных сотрудников, читающих «Газету.Ru», найдутся те, кто примет решение участвовать в наших конкурсах.

– Какие вопросы российские ученые задавали о грантовой программе ERC?


– Вопрос, который чаще всего задают везде: «Могу ли я использовать деньги здесь?». Спрашивают также, как найти принимающий институт в Европе. Остальные вопросы касаются конкретных ограничений, правил подачи заявки. Уточняют детали. Это все очень важно.

Со своей стороны, хочу отметить, что подать заявку технически достаточно просто.

Это делается через наш сайт erc.europa.eu, там же есть вся подробная информация.

– Когда запланировано окончание срока подачи заявок?
– Для разных грантовых программ сроки окончания приема заявок разные. Сейчас идет конкурс для молодых исследователей (Starting Grant), который заканчивается 17 октября, и конкурс для ведущих ученых (Advanced Grant), который завершится 22 ноября. Остальные конкурсы будут объявлены позже. Так, конкурс для уже состоявшихся исследователей (Consolidator Grants) продлится с 7 ноября по 21 февраля следующего года.

– Какие критерии используются экспертами при отборе заявок на получение грантов? Сколько ученых задействовано в этой процедуре?

– Автор заявки должен продемонстрировать высокий научный уровень своего исследования. Необходимо четко представить свою независимую новую идею, и убедить, что это исследование – новое слово в науке. Оценка заявки проводится экспертной группой, в состав которой входит десяток ученых. Таких групп у нас около 25, по количеству направлений исследований.

– Можно ли сказать, что данная грантовая программа – это попытка составить конкуренцию американской науке?

– Это естественный результат любого изменения в сфере финансирования науки. Программа финансирования должна быть международного уровня и конкурентоспособной. Мы ожидаем, что будет конкуренция с со всеми в мире, и, конечно, с США. Но как учёные мы знаем, что если увеличить финансирование инновационных исследований, то в выигрыше будут все, включая Соединенные Штаты.

– Последний вопрос. Вы канадец. Почему же вы работаете не в Северной Америке, а в Европе?
– Скрывать не буду: единственная причина, почему я работаю в Европе, это поддержка научных исследований. Это причина, которая привела меня в Европу, и это причина, по которой я остаюсь здесь.


Niciun comentariu:

Trimiteți un comentariu